Василий Васильевич (1866—1944)
Жизнь и творчество

На правах рекламы:

kompsekret.ru



Введение

Пространство современной культуры многогранно. Одним из наиболее значительных аспектов в изучении культуры является коммуникативный аспект, что связано с общей включенностью человека в мир культуры посредством разнообразных коммуникативных механизмов. В культуре не редки феномены, ставящие под вопрос ценность налаженных каналов коммуникации, а то и вовсе разрушающие их основания. Такие феномены представляют чрезвычайную важность, уводя от привычной модели восприятия мира, открывая пространство новых смыслов. Искусство русского художественного авангарда, отличающееся крайним индивидуализмом и огромным желанием, как написал А. Лосев, — «поразить необычностью сочетаний образов, именно их полной несовместимостью с точки зрения реалистического искусства»1, относится к подобным феноменам.

В связи с этим, описание коммуникативной стратегии в изобразительном искусстве русского авангарда, является важным шагом в исследовании, рассматривающем визуальное искусство, как факт, включенный в культуру. Актуальность обращения к теме связана с коммуникативным парадоксом авангарда. Здесь текст, представляющий собой огромную культурную ценность, оказывается наименее приспособленным для передачи, понимания и интерпретации, то есть для коммуникации. Это связано со многими факторами, однако решающим можно считать опережение авангардом культурной нормы своего времени по всем смысловым параметрам, что позволяет говорить об особой коммуникативной стратегии авангардизма.

Основной источник формирования особой коммуникативной стратегии заключается в мировоззренческих основаниях авангарда. Революция, произошедшая в культуре в начале 20 века, состояла в сломе привычных представлений и заключалась, главным образом в том, что автор (художник, писатель), не считаясь с авторитетом предшествующего смысла, встает по отношению к нему на внеположную позицию. Автор стремится найти некую точку опоры в своем внутреннем мире. Это является свидетельством высокой степени рефлексии современного искусства, отличающегося от традиционного не столько по предмету, сколько коренным изменением установок субъекта. В авангардизме появляется особый язык, созданный не для коммуникации, но для выражения особого взгляда на мир. Закономерен вопрос о том, не является ли позиция автора, основанная на репрезентации своего внутреннего мира, «диалогическим вопросом о себе»2. О чем говорит в этом случае современное визуальное искусство и о чем оно умалчивает?

Исходя из этого, основная проблема исследования связана с выявлением коммуникативной стратегии неоднозначного текста, и как следствие, — с обозначением основных концептуальных идей, выработанных авангардизмом, которые предвосхитили, с одной стороны, появление отдельных философских построения, а с другой стороны, — предоставили материал для исследования в различных философско-теоретических ракурсах.

Целью работы является философский анализ коммуникативной стратегии в изобразительном искусстве русского авангарда, нахождение общих тенденций в развитии философских и художественных поисков начала 20 века.

Перед работой стоят следующие задачи:

Выявить мировоззренческие основания авангардизма, то специфическое видение мира, которое оказало решающее воздействие на формирование особенностей и характерных аспектов коммуникативной стратегии в изобразительном искусстве русского авангарда.

Провести структурно-семиотический анализ проблемы коммуникации в авангардизме. Выявить тип коммуникации, соответствующий современной визуальной культуре.

Определить специфику иконического знака в авангардизме, обозначить особенности языка современного визуального искусства.

Описать опыт «внутреннего самоистолкования» художника В.В. Кандинского и выявить основные черты коммуникативной стратегии в его творчестве.

Осуществить теоретический анализ феноменологических концепций коммуникации.

Выявить основные аспекты художественной коммуникации в герменевтике.

Обозначить общие тенденции в развитии философских и художественных поисков начала 20 века.

Теоретико-методологическая основа работы определена принципом взаимодополнительности методов в исследовании коммуникативного аспекта современного визуального искусства. Семиотика, феноменология и герменевтика разрабатывают собственные подходы к исследованию феноменов визуальной культуры. Представляется важным отметить, что речь идет о комплексе вопросов, связанных между собой, как в теоретическом, так и в методологическом плане. В центре внимания современных исследований находятся проблемы знака, языка, текста, диалога, понимания, интерпретации, позиции авторского «Я». Данные вопросы видятся актуальными в связи с возможностью «прочтения» и понимания сложных и неоднозначных текстов, созданных авангардом и ставших символом недоумения в 20 веке.

В работе рассматриваются ключевые методологические проблемы и анализируются узловые вопросы соотношения различных методологических подходов. Одним из методов исследования является семиотический подход. В рамках исследования феноменов визуальной культуры, семиотический метод рассматривается в качестве одной из возможностей, позволяющей изучать искусство в качестве коммуникативного процесса. Наряду с семиотическим методом, в работе используется феноменолого-герменевтический подход, позволяющий исследовать внутренние механизмы создания, понимания, интерпретации художественного текста. Выбранная линия исследования, основана на изучении феномена художественного авангарда в различных смысловых ракурсах.

Для раскрытия темы в работе используется как философская, так и художественно-теоретическая литература. Следует отметить, что в отечественной и зарубежной литературе преобладает искусствоведческий подход к заявленной теме, а проблема коммуникации в искусстве не является предметом систематической философской реконструкции.

Большую теоретическую и методологическую значимость для философского осмысления современной визуальной культуры, имеют труды представителей московско-тартуской семиотической школы, — Ю.М. Лотмана, Вяч.Вс. Иванова, А.М. Пятигорского. Из зарубежных авторов, работающих над проблемой в структурно-семиотическом ключе, следует выделить исследования Ф. де Соссюра, Ч. Пирса, Э. Бенвениста, Р. Барта, У. Эко.

Важное место занимают в работе исследования авторов феноменолого-герменевтического направления: Э. Гуссерля, М. Хайдеггера, Х. Ортеги-и-Гассета, М. Мерло-Понти, Р. Ингардена. Особой значимостью в параметрах исследования, отличаются работы Г.-Г. Гадамера и П. Рикера. Отдельные аспекты проблемы коммуникации в культуре проанализированы в работах М. Бахтина. Необходимо также отметить используемые в работе исследования М.К. Мамардашвили.

Глубина мышления современных французских авторов, — Ж. Делеза, Ж. Деррида, Ж. Бодрийяра, Ж. Батая, М. Фуко, М. Бланшо, — позволила с разных точек зрения взглянуть на тексты современного искусства. Среди авангардизмом, следует назвать работы С. Можнягуна, Л, Рейнгардта, Б. Гройса, В. Руднева, Е. Бобринской, М. Ямпольского, Б. Соколова, Ж.-Ф. Жаккара, Р. Краусс, Overy Paul, Long Rose-Carol Washton. Для рассмотрения специфических аспектов языка современного визуального искусства, используются работы Р. Якобсона и П. Флоренского.

Общетеоретические проблемы и отдельные аспекты философии визуальной культуры проанализированы в работах В.М. Диановой, Н.Б. Маньковской, И.С. Вдовиной, В.А. Подороги.

В основе исследования находится концепция авангарда, поэтому работы художников-авангардистов являются материалом диссертации. В работе широко использованы идейно-теоретические и концептуальные разработки художников: В. Кандинского, К. Малевича, М. Матюшина.

Для поэтапного решения поставленной проблемы, в первой главе раскрываются особенности и характерные черты культуры авангарда, определяются методологические границы, в рамках которых возможен анализ коммуникативных возможностей современного искусства. В параметрах структурно-семиотического метода анализируется коммуникативный аспект современного визуального искусства. Акцент делается на таких понятиях как «коммуникация» и «автокоммуникация».

Автор ставит перед собой следующие цели: основываясь на выявлении специфических черт авангардной культуры, сформировавшими появление новаторских форм в искусстве, поставить вопрос об особом типе коммуникации, присущем современной визуальной культуре. Выявить специфику коммуникации в современном искусстве, исходя из структурно-семиотического подхода. Дать семиотическое определение понятий «коммуникация» и «автокоммуникация». Определить позицию автора и получателя в акте художественной коммуникации. Охарактеризовать проблему иконического знака в современном искусстве. Обозначить специфические черты языка современного визуального искусства. Зафиксировать общие тенденции в развитии философских и художественных поисков.

Во второй главе автор обращается к творчеству ведущего представителя русской авангардной культуры — В. Кандинскому. Такой выбор не случаен. Творчество Кандинского остается вполне современным и своевременным. Сам художник видит значение, смысл и цель искусства в его своевременности, потому что «своевременное произведение искусства, — пишет В. Кандинский, — отражает свою эпоху»3. В данной главе поднимаются вопросы, связанные, как с внутренним механизмом создания художественного произведения, так и с проблемой понимания и интерпретации неоднозначного текста. Исследование творчества Кандинского позволяет выявить ключевые тенденции «внутри» авангарда, — с одной стороны и «внутри» новых философских подходов, с другой стороны.

Автор ставит перед собой следующие цели: выявить характерные аспекты творчества, приведшие художника к обоснованию принципа «внутренней необходимости». Выделить срезы понимания внутреннего и внешнего художником: в области искусства, в экзистенциальном опыте и в опыте понимания проблемы «знак-символ». Описать феномен беспредметности в абстрактном искусстве, основываясь на историко-философском подходе. Проанализировать особенности поэтического и живописного языка Кандинского. Провести философский анализ точки и линии в живописи Кандинского. Выявить основные черты коммуникативной стратегии в творчестве Кандинского. Обозначить общие тенденции в развитии философских и художественных взглядов.

Третья глава построена на основании изучения феноменолого-герменевтических концепции коммуникации и продолжает основную линию исследования. Автор ставит перед собой следующие цепи: дать описание коммуникативного аспекта в современном визуальном искусстве через обращение к авангарду. Проанализировать феноменологические концепции коммуникации Э. Гуссерля, Р. Ингардена, М. Мерло-Понти. Установить основные аспекты художественной коммуникации в герменевтике, учитывающие позицию реципиента. Проанализировать проблемы художественной коммуникации в герменевтике М. Хайдеггера, Г.-Г. Гадамера, М. Бахтина, П. Рикера. Обратиться к исследованиям У. Эко, связанным с коммуникативной стратегией «открытого произведения».

Необходимость проведения исследования связывается автором с выявлением типа коммуникации в авангардизме, с нахождением возможности понимания текстов, созданных культурой авангарда и с обоснованием методологических подходов к заявленной теме. Данная работа может рассматриваться, как пример комплексного подхода к феноменам современной визуальной культуры с точки зрения коммуникации.

Научная новизна полученных результатов заключается в проведении систематического изучения поставленной проблемы с точки зрения структурно-семиотической и феноменолого-герменевтической методологии, в результате чего были выявлены коммуникативные основания современной визуальной культуры и обозначены общие тенденции, как в пространстве художественного, так и философского осмысления мира. Автор разрабатывает методику, которая стремится к опоре на взаимодополняемость методов, к обнаружению общей проблематики. Новизна работы определяется, с одной стороны — в комплексном подходе к освещению проблем коммуникации с методологической точки зрения, а во-вторых, — впервые творчество одного из ярких представителей культуры авангарда, В.В. Кандинского исследуется с точки зрения коммуникативной стратегии автора.

В качестве основных положений диссертации, выносимых на защиту, следует назвать следующие положения:

1. Коммуникативная стратегия в изобразительном искусстве русского авангарда обусловлена спецификой мировоззренческих оснований авангардной культуры. Авангардисты видели себя людьми, стоящими на сломе исторического времени и это обнаружило глубокий след излома, деформации, «осколочности» в мировосприятии в целом. Поиск нередуцируемого, т.е. своеобразной точки опоры, на которой можно закрепиться, привел к опыту «собирания» в пространстве современной культуры. Стремление к форме, к «собиранию», — выразилось в особом опыте современного искусства, изменившего не просто точку зрения на мир, но утвердившего свое право видения. В основе нового видения, — перемещение внимания в стихию внутреннего пространства, в котором можно действовать в полноте своего существования. Тем самым, современная живопись утвердила, идущее со времен Декарта, право на сомнение в видимом мире, утвердила право на возможность попадания в иную реальность.

2. Основной особенностью авангарда стало появление неоднозначных и непрозрачных для понимания текстов. Наличие в культуре непрозрачных текстов способствует появлению новых методов исследования. Семиотика занимает в этом процессе ведущую роль. С семиотической точки зрения, в культуре авангарда происходит разрушение классической модели коммуникации, типичной для реалистической живописи, когда сообщение не претерпевает значительных трансформаций в процессе обмена. Неоднозначным для понимания и опережающим культурную норму своего времени текстам авангардизма, в наибольшей степени соответствует автокоммуникативный тип коммуникации, когда автор создает сообщение для самого себя. В автокоммуникации позиция автора является доминирующей. Расширение данного понятия составляющими внутреннего мироощущения автора, такими, как внутренняя речь, монолог, внутренний опыт, позволяет глубже рассмотреть позицию автора в опыте современного визуального искусства.

3. Изучение основных концепций знака, представленных в теоретических исследованиях Соссюра, Пирса и Лотмана, — позволяет сделать ряд основных выводов. Во-первых, разрушение классической для семиотики модели коммуникации, связано с тенденцией к разрушению соссюровского знака, как двустороннего образования. Однако, устойчивость знака, как двустороннего образования изначально была поставлена под вопрос практикой авангардизма, в котором референция практически полностью отсутствует. Во-вторых, внесение Пирсом третьей составляющей знака, а именно интерпретанты, говорит о включение в структуру знака некой мыслительной позиции, что указывает на возможность выбора в мире знаков со стороны реципиента и на подвижность границ в пространстве семиотического метода. В третьих, проблема выявления дискретных элементов в иконическом знаке, показывает, что внимание семиотики перемещается от проблематики знака к проблематике текста и языка. В основе языка авангардизма, — новые технологии творчества, — автоматическое письмо, заумь, беспредметность, которые рассматриваются, как особое высказывание в искусстве, в основе которого, — метод остранения, сопоставимый в своих основных чертах с методом феноменологической редукции. Данное обстоятельство возводит изображение к статусу «внутреннего самоистолкования».

4. Художественный опыт Кандинского, — пример автокоммуникативной стратегии в пространстве авангардизма. Подлинная действительность для Кандинского целиком сосредоточена во внутреннем мире, что приводит его к формулировке принципа «внутренней необходимости». Следствием этого можно считать появление феномена беспредметности в искусстве. На месте исчезнувшего предмета в творчестве художника появляется структура восприятия феноменальности мира, — форма, понимаемая в качестве некого мыслительного конструкта, позволяющего собраться в пространстве «осколочности» современной культуры. Кандинский стремится, увидеть символ, феномен, а не вещь и предмет, что можно отметить, как движение в парадигматике, намеченной еще греческой философией. В основе противопоставления «внутренне-внешнее», находится опыт понимания проблемы «знак-символ», что позволяет говорить о двойственности коммуникативной стратегии Кандинского. С одной стороны, в теоретических исследованиях Кандинского, с последовательно семиотических позиций описывается живописный язык и его основные элементы, — точка и линия. С другой стороны, живопись Кандинского ставит перед собой цель иметь статус символа, т.е. выражать некий смысл, а не саму действительность. В связи с этим на первый план выходит проблема понимания произведения со стороны зрителя.

5. Феноменологические концепции художественной коммуникации позволяют сделать вывод о том, что основной чертой современного визуального искусства является направленность к внутреннему монологу, когда «картина» становится меткой внутреннего самоистолкования. Взгляд на коммуникацию, предложенный Гуссерлем, подтверждает выводы об автокоммуникативных основаниях авангардизма. Согласно Гуссерлю, любой коммуникативный акт обладает исключительно указательной функцией, тогда как выражения могут осуществляться только во внутренней речи, в самонаправленности. Данное утверждение подтверждает вывод Мерло-Понти о произведение искусства, как об опыте невыговоренной речи, или молчания. Только в опыте молчания открывается возможность речи и понимания невысказанного. Признание Ингарденом наличия двух основополагающих слоев произведения, — полотна-изображения и «картины», которая, в отличие от полотна-изображения обладает метафизическими качествами, обосновывает понимание искусства, в котором знак и символ предстают, как «внешнее и внутреннее» в творческом замысле художника. Подобная постановка вопроса говорит о значимости восприятия или видения картины со стороны зрителя.

6. Коммуникативные основания произведения с точки зрения герменевтики, связаны с пространством его внутреннего смысла. Герменевтика признает исключительную позицию реципиента, «завершающего» произведение, и в связи с этим, говорит о важности феномена понимания. В процессе понимания текста, осуществляется самопонимание интерпретатора, тем самым, реконструируется вся цепь последовательности: автор — произведение — реципиент. Искусство в этом случае как раз и представляется средством коммуникации некоммуницируемого, — пространством, в котором автор и реципиент являются «со-участниками».

7. Исследование коммуникативной стратегии в искусстве русского авангарда выявило влияние современного искусства на философию, что в свою очередь, способствовало философскому осмыслению самого искусства. В искусстве и в философии основным является выражение внутреннего, символического, феноменального мира, стоящего по ту сторону видимого и внешнего мира. Для художника, так же как и для философа, основополагающим становится вопрос о том, какого рода феномены оказываются наиболее значительными и в таком всматривании оказывается, что наиболее значительны уже не содержания предметного мира, но содержания сознания. Выявленная общность понятий, — автокоммуникация, автореференция, самоистолкование, пространство одинокой ментальной жизни, самопонимание и самопознание, — подтверждает вывод о том, что в искусстве и в философии начала века обозначилась общая проблематика, связанная с направленностью к внутреннему измерению.

Отдельные аспекты диссертационного исследования использовались при чтении курса «Философия» в ПетрГУ. Диссертация обсуждалась на заседании кафедры философии Петрозаводского государственного университета и была рекомендована к защите. По теме диссертации опубликованы тезисы в материалах третьего Российского Философского конгресса (Ростов-на-Дону, 2002 г.), — «Семиотическая проблематика изобразительного искусства», статья в материалах четвертой международной научной конференции (Петрозаводск, 2003), — «Текст в системе «Я — Я».

По своей структуре диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка использованной литературы, заключения и приложений. Полный объем диссертации составляет 153

страницы. Объем страниц, занимаемый приложениями, составляет 9 страниц. В диссертации использовано 165 наименований источников.

Примечания

1. Лосев А.Ф. Модернистская модель // Вестник Московского Университета. Серия 9. Филология. 1996. № 1. С. 142.

2. Мамардашвили М.К. Эстетика мышления. Философские чтения. СПб., 2002. С. 435.

3. Кандинский В.В. Куда идет «новое» искусство // Кандинский В.В. Точка и линия на плоскости. СПб., 2001. С. 440.

  К оглавлению Следующая страница

 
Главная Биография Картины Музеи Фотографии Этнографические исследования Премия Кандинского Ссылки Яндекс.Метрика